75-летие Великой Победы

Деятельность санитарно-эпидемиологической службы Серпуховского района в годы Великой Отечественной войны


Во все времена войны шли рука об руку с эпидемиями. Солдаты, выжившие на полях сражений, подвергались риску заражения инфекциями в тылу. Война провоцировала массовую миграцию населения. В этих условиях обеспечение санитарной защиты и борьба с распространением инфекционных заболеваний были серьёзным испытанием для санитарно-эпидемиологической службы.

image
Утром 22 июня 1941 года руководители всех предприятий и служб Серпухова, включая санэпидстанцию, были собраны на экстренное совещание в горисполком. Главным вопросом была мобилизация и перевод всего городского хозяйства на военное положение. В городе и районе прошли стихийные митинги, началась запись добровольцев в народное ополчение.

Серпухов был разделен на шесть оборонительных районов, начальниками которых были назначены директора местных фабрик и заводов. Для защиты города от налетов вражеской авиации в этих районах было установлено 12 электросирен, организовано постоянное дежурство бойцов и добровольцев на крышах домов.

В первый месяц войны серпуховичи днем и ночью возводили оборонительный рубеж: выкапывали противотанковые рвы, устраивали баррикады и лесные завалы, изготовили более 1200 металлических противотанковых ежей. Этим были заняты 15 тысяч горожан, в основном, женщины и молодежь.

23 июня — на третий день после вторжения гитлеровских войск в границы СССР — над Серпуховом появились первые немецкие самолеты-разведчики. Лучи прожекторов пронизывали небо, зенитки били шквальным огнем, на крыши и улицы с шипящим свистам падали осколки.

Осенью 1941 года в Серпухове стало особенно опасно. В октябре по городу было нанесено 150 авиаударов, сброшено около 4000 фугасных и зажигательных бомб. Две недели город стоял под артобстрелом. А в ноябре началась эвакуация в восточные районы оборудования заводов и фабрик. Это был один из самых напряженных, переломных моментов войны, который навсегда остался в истории как «Последний рубеж обороны Москвы».

В условиях военного положения, среди хаоса, постоянного перемещения масс, оборонительных и эвакуационных мероприятий работала санитарно-эпидемиологическая станция Серпуховского района, врачи которой продолжали выполнять свой долг.


С фронта прибывали тысячи раненых, их размещали в городской больнице имени Семашко, в помещениях городских школ, где были развернуты госпитали. Во многих сельских домах размещались раненые ополченцы, по 18 — 20 человек. Женщины, старики, подростки, дети оказывали защитникам любую посильную помощь, приносили в госпитали подушки и простыни, несли перевязочные материалы, помогали продовольствием. Сотни девушек и женщин проходили санитарные курсы и шли служить в госпитали. Ощущалась острая нехватка квалифицированного медицинского персонала, эпидемическая обстановка была крайне сложной.

В первые годы войны в районе Серпухова регистрировалось до 145 случаев заболевания брюшным и сыпным тифом. Дифтерией ежегодно заболевало до 300 человек. Высокое распространение имели острые желудочно-кишечные инфекции, тиф, оспа. В последние годы войны обострилась эпидемическая обстановка по малярии. Эпидемиологи и гигиенисты совместно с медицинскими работниками делали всё возможное для предотвращения эпидемических угроз и ликвидации очагов заражения опасными инфекциями. Одной из главных задач было недопущение эпидемий в тылу и проникновения инфекционных заболеваний в боевые части действующей армии.

Определяющее значение в организации и координации служб для обеспечения безопасной санитарно-эпидемиологической обстановки в военное время имело принятое 2 февраля 1942 года Наркомом здравоохранения СССР Г. А. Митеревым постановление «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии». Этим документом был определен комплекс мероприятий по противоэпидемической защите населения. Предусматривалось создание в районах чрезвычайных противоэпидемических комиссий, которые отвечали за обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия на своих территориях.

Одной из задач, поставленных перед здравоохранением и санитарной службой, была охрана здоровья рабочих на предприятиях и фабриках. В Серпухове, который в довоенные десятилетия интенсивно развивался именно как промышленный центр, эта задача была особенно приоритетной. На фабриках «Красный текстильщик», «Пролетарий», заводе имени Сольца, механическом, мотозаводе и других предприятиях Серпухова были сформированы рабочие батальоны, строившие оборонительные сооружения на подступах к городу. Все силы были брошены на защиту города, и важную роль в выполнении этой задачи сыграли врачи эпидемиологи, обеспечившие сохранение здоровья и возвращение на рубеж обороны трудоспособного населения.


image_raguzov
Санэпидемстанция работала в тесном взаимодействии с санитарно-эпидемическими отрядами и фронтовыми лабораториями, проводившими санитарный и противоэпидемический контроль в действующей армии. В частности, эпидемиологи выполняли задачи по контролю состояния продовольствия и качества воды. На освобождаемой от немецко-фашистских захватчиков территориях района производился тщательный санитарно-гигиенический осмотр водных источников, исследовались на предмет заражения стоки, источники водоснабжения, сельские колодцы после проверок и дезинфекции маркировались знаками «Вода для питья».

Руководителем Серпуховской санитарно-эпидемиологической станции в начале Великой Отечественной войны был врач-эпидемиолог, участник Империалистической и Финской войн А. Ф. Рагузов. Под его руководством санэпидстанция встретила вызов военного времени. Вскоре А. Ф. Рагузов был мобилизован в действующую армию. В 1943 году он служил начальником полевого подвижного госпиталя, возвращавшего в строй бойцов Красной армии. Его госпиталь работал в тяжелейших условиях, зачастую был перегружен в 2,5 — 3 раза от коечной численности, но под руководством опытного и последовательного врача А. Ф. Рагузова не было допущено ни одного сбоя в приеме раненых, а передислокация и развертывание госпиталя производились своевременно, отмечено в архивных документах армии.


Ушли на фронт и сыновья А. Ф. Рагузова. Николай — кадровый офицер, заместитель командира авиационной эскадрильи, был участником Курской битвы. В 1943 году ему было 28 лет — он не вернулся с боевого вылета. Сын Сергей попал на фронт в 1942 году. Воевал в минометном взводе в составе 2-й Гвардейской пехотной армии, в 19 лет получил медаль «За участие в героической обороне Сталинграда». Прошел Дон, Донбасс, Армянск, Крым, Евпаторию, Севастополь. Затем воевал в Прибалтике, где ему удалось случайно встретиться с отцом — два дня он провел в его полевом госпитале. Из воспоминаний Сергея Александровича известно, что он очень гордился отцом, который был призван в действующую армию и как врач приближал победу над фашизмом, помогая бойцам вставать на ноги и к оружию.

После окончания войны А. Ф. Рагузов продолжил деятельность в санитарно-эпидемиологической службе Серпухова, возглавляя ее до 1957 года. За самоотверженную многолетнюю работу он был награжден знаком «Отличник здравоохранения СССР» и удостоен высшей награды страны — Ордена Ленина. А. Ф. Рагузову было присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР».

В первые месяцы войны, когда линия фронта находилась в десятке километров от Серпухова, санитарно-эпидемическую обстановку поддерживали, в основном, гражданские врачи и эпидемиологи. В регулярных войсках, во исполнение директив Главного военно-санитарного управления РККА, за санитарно-гигиеническим состоянием следили мобилизованные врачи-гигиенисты. Специальные части осуществляли контроль за питанием и водоснабжением армии, вели профилактическую санитарно-эпидемическую и гигиеническую работу, производили санитарную разведку на территориях, освобождаемых от немецко-фашистских захватчиков. Перед армейской санитарно-эпидемической службой стояла задача — предотвратить проникновение эпидемических болезней в войска и не допустить срыва боевых планов командования из-за развития эпидемий.

Несмотря на массовую мобилизацию и призыв на фронт основного состава врачей, при санэпидемстанции Серпухова продолжала работу бактериологическая лаборатория, созданная в 1929 году врачом-бактериологом Я. А. Добронравовым.


dobronravov_img
У бактериологов было много забот. На базе лаборатории действовал малярийный пункт. Санитарно-эпидемическая ситуация по малярии, особенно, в последние годы войны, была сложной. Среди населения города и района появились вспышки туляремии, в 1945 году среди животных, потом и у людей, появился бруцеллез. Напряженной оставалась обстановка по тифу. В Серпухове регистрировались водные вспышки брюшного тифа с большим числом пострадавших. Принимаемые профилактические меры, усиление контроля за водоснабжением и комплексные мероприятия по восстановлению инфраструктуры освобожденных от немецких войск населенных пунктов позволили улучшить эпидобстановку в послевоенный период.

Я. А. Добронравов — талантливый специалист, опытный врач, истинный профессионал, служил начальником эвакогоспиталя на 1-м Украинском фронте. За выполнение боевых задач командования, проявленные доблесть и мужество в борьбе с немецкими захватчиками он был награжден Орденом Красной Звезды. После демобилизации Я. А. Добронравов продолжил работу по преодолению неблагоприятных эпидемиологических факторов на территории города и района и был бессменным руководителем бактериологической лаборатории до 1965 года.


С довоенных времен Серпухов был важным транспортным узлом на пути к Москве. Именно поэтому немецко-фашистские войска ожесточенно стремились подавить сопротивление на серпуховском оборонительном рубеже. Через Серпухов железнодорожным транспортом продолжали проходить эшелоны из эвакуируемых западных регионов. В соответствии с принятым в 1941 году Наркомздравом СССР «Положением о медико-санитарном обслуживании населения, эвакуируемого из угрожаемых районов», в одном эшелоне запрещалось перевозить больных людей вместе со здоровыми.

В каждом эвакоэшелоне предусматривались изоляторы. В эвакуационных пунктах по пути следования эшелонов предусматривались банные помещения и пункты термической дезинфекции, рассчитанные на обработку до 200 — 250 человек. На вокзалах были организованы санитарно-контрольные пункты. Однако поток беженцев с запада был настолько велик, что далеко не все успевали проходить санитарную обработку.

С 1944 года началась реэвакуация населения. Она проходила более организованно. Эшелоны обеспечивались достаточным количеством медикаментов, при них действовали санитарные подразделения. На каждый эшелон, перевозивший 500 человек, полагался один фельдшер, до 1000 человек — врач и медсестра, более 1000 — врач и две медсестры.

В санэпидемстанции Серпухова отделом очаговой дезинфекции заведовала А. Д. Макарова, которая не понаслышке знала об условиях, в которых работали врачи на железнодорожном транспорте. Она была проводницей военно-санитарного поезда №34 — госпиталя на колесах, где сутками, не зная отдыха, врачи и медсестры работали за операционными и перевязочными столами. Санитарные поезда требовались медицинской службе каждого фронта и каждой армии. Спасая жизни бойцов и командиров, они связывали фронт и тыл, медиков и эпидемиологов. А. Д. Макарова прошла длинный путь войны в буквальном смысле, и за свою службу была награждена медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг».

makarova_img

Судьбы и лица войны, исполняя свой врачебный долг, видел и заведующий дезинфекционным отделом Серпуховской санэпидемстанции А. И. Драгун. После мобилизации он служил начальником санитарного отдела в управлении спецлагеря №283 НКВД СССР. Специальные (фильтрационные) лагеря были созданы решением ГКО в последние дни 1941 года — с целью проверки военнослужащих РККА, побывавших в плену, окружении или проживавших на оккупированных врагом территориях. Проходившие госпроверку бойцы отправлялись на фронт, и они, конечно, должны были оставаться здоровыми не только находясь в лагере, но и на фронте. За самоотверженную работу по лечению бойцов и командиров Красной Армии, успешное проведение противоэпидемических мероприятий А. И. Драгун был награжден Орденом Ленина.

Необходимым условием профилактики при формировании санитарных барьеров, исключавших допуск инфицированных новобранцев в действующую армию, была организация работы прачечных при санитарно-контрольных пунктах на железнодорожных станциях. За гигиеной бойцов, чистотой и целостностью их обмундирования следили и на фронте.

В первые годы войны это была архисложная задача. В стране резко снизилось производство мыла и практически полностью прекратились поставки соды для стирки. Советский солдат с начала войны сражался на два фронта — с армией фашистов и с армией насекомых. Была расхожая фраза «Кормить вшей на фронте» — масштабы распространения педикулеза в войсках Красной Армии были катастрофические.

dragun_img

dmitrieva_img
Исходя из архивных документов, у 96 бойцов из 100 были вши. К сентябрю 1941 года в частях Западного фронта «завшивленность» личного состава превышала 85%. На борьбу с этой проблемой была брошена целая санитарная армада — более сотни спецпоездов и дезинфекционных подразделений.

К 1943 году в РККА насчитывалось 103 обмывочно-дезинфекционных рот с подвижными дезинсекторными камерами и автодушевыми. Стиркой обмундирования занимались полевые прачечные и прачечно-дезинфекционные отряды, которые вытравливали вшей из одежды химикатами. На смену этим препаратам в 1944 году пришел «революционный» по тем временам ДДТ (дуст). В пропитанном дустом белье паразиты не приживались. В последние годы войны проблему педикулеза в армии удалось решить.

Обо всём этом не понаслышке знала помощник санитарного врача Серпуховской санэпидемстанции по санпросвещению С. И. Дмитриева. Красноармеец Серафима Ивановна Дмитриева в годы Великой Отечественной войны служила прачкой в дивизионной прачечной. За неимоверно тяжелый труд, от которого без преувеличений зависела боеспособность солдат и командиров армии С. И. Дмитриева была награждена медалью «За боевые заслуги».


Годы Великой Отечественной войны стали суровым испытанием для всего советского народа. На Серпухов, который принял решительный натиск немецко-фашистских войск, стремившихся одержать молниеносную победу над Советским Союзом, эти испытания легли в самый непростой период, когда каждый день мог изменить ход войны и истории. Именно в этот период, вкупе с напряженной военно-медицинской службой Красной Армии, работники Серпуховской санитарно-эпидемиологической службы, гигиенисты и эпидемиологи, неся службу в фронтовых госпиталях или продолжая трудиться в городе, проявили профессиональные и лучшие человеческие качества, сумели обеспечить пригодную санитарно-эпидемическую обстановку для армии и защиту тыла от эпидемических угроз.
Гордимся нашими ветеранами, с благодарностью и признанием относимся к заслугам помощника санитарного врача по гигиене труда, кавалера Ордена Отечественной войны 2-й степени Сергея Георгиевича Толкушкина; помощника врача по гигиене питания Ивана Акимовича Емельянова — лейтенанта медслужбы, удостоенного медали «За оборону Москвы»; помощника врача-эпидемиолога, кавалера Ордена Отечественной войны 2-й степени Любови Яковлевны Лагуткиной; помощника врача санэпидемстанции — старшей медицинской сестры фронтового госпиталя №2307 Анны Никитичны Ольшевской, награжденной медалью «За боевые заслуги». Мы помним и чтим память о ветеранах службы, участниках войны А. А. Ковальковой, Г. И. Ворониной, Л. Е. Двойниковой, А. А. Дондаше, В. И. Проскурине и других.

Вклад врачей эпидемиологов и гигиенистов в достижение Победы велик. Совместно с военными хирургами и медсестрами за годы Великой Отечественной войны они вернули в строй более 70% раненых бойцов и командиров. В Серпухове эту статистику дополняет народное ополчение, которое начало формироваться с первых дней войны.

Санэпидстанция Серпуховского района продолжила работу в послевоенное время. Оно было не менее сложным. В течение пяти лет работникам санитарно-эпидемиологической службы пришлось устранять последствия военного лихолетья.

Наследием войны стали водные вспышки брюшного тифа, малярии, бруцеллеза и кори. В 1957 году начал применяться новый коклюшно-дифтерийный препарат, который привел к прекращению циркуляции инфекции среди населения. А комплексно факторы, приводившие к возникновению очагов и распространению инфекционных заболеваний в регионе, были устранены к началу 60-х годов.

branch_g